Смерть государства: спасет ли Россия Венесуэлу

Венесуэла находится на грани гуманитарной катастрофы: в стране гиперинфляция, дефицит продуктов и предметов первой необходимости. Минимальная зарплата упала до $10 в месяц. Самостоятельно страна уже не оправится. Надеяться Каракасу остается только на международных инвесторов. Одним из таких может стать Россия.

Минимальная месячная зарплата в Венесуэле, увеличенная до 4,5 тыс. суверенных боливаров с 1 декабря, равна всего $10,05 в пересчете на американскую валюту. Об этом свидетельствуют данные Центробанка, который установил обменный курс на отметке в 447,6 суверенных боливара за доллар.

При этом только в течение этой недели официальный курс доллара в Венесуэле вырос на 15%. После проведения деноминации 20 августа, в ходе которой с купюр убрали пять нулей, доллар в Венесуэле подорожал в 24 раза.

В стране гуманитарный кризис. Он сопровождается гиперинфляцией, а также дефицитом продовольствия и предметов первой необходимости.

Как прогнозирует МВФ (Международный валютный фонд), если цены продолжат расти такими темпами, как сейчас, то инфляция по итогам года может превысить 1 300 000%.

Около 40% торговых предприятий прекратили работу в Венесуэле с начала этого года, заявила в начале декабря в эфире канала Vivo Play глава Национального совета по торговле и услугам Мария Каролина Ускатеги. По ее словам, бизнесмены вынуждены сворачивать деятельность, так как люди не могут позволить себе совершать покупки из-за гиперинфляции.

Многие жители страны уже по сути перешли на бартер, то есть натуральный обмен. Из-за перебоев с поставками бумаги перестал выходить ряд газет, а венесуэльская подземка перешла на бесплатные перевозки — просто потому, что не на чем было печать билеты.

Общее количество беженцев из Венесуэлы превысили три миллиона человек. В одной только Колумбии находятся около 1 млн венесуэльцев. Верховный комиссар ООН по делам беженцев прогнозирует, что к концу 2019 года число беженцев и мигрантов из южноамериканской страны достигнет 5,3 млн человек. Исследователи из Института Брукингса полагают, что в ближайшие два года число эмигрантов из Венесуэлы может превысить 8 млн человек.

Однако президент Венесуэлы Николас Мадуро в ходе визита в Москву в начале декабря заявил, что стране уже удалось «встать на ноги».

«Мы были объектом самого разного рода агрессии, но в ходе этого процесса мы учились», — сказал Мадуро президенту России Владимиру Путину.

Как заявил после переговоров за закрытыми дверями двух лидеров пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, Россия продолжит оказывать поддержку Венесуэле.

«Целый набор вопросов, связанных с двусторонним взаимодействием, обсуждался. Безусловно, скажем так, в той или иной степени поддержка Венесуэле со стороны России будет оказываться и дальше», — сказал Песков журналистам, отвечая на вопрос, договорились ли Россия и Венесуэла после переговоров лидеров двух стран о финансовой помощи.

Мадуро по итогам визита в РФ заявил, что страны пришли к соглашению о гарантированных инвестициях в венесуэльскую нефтяную отрасль в размере более 5 миллиардов долларов и поставках 600 тысяч тонн зерна.

При этом официальный Каракас возлагал большие надежды по выходу страны из кризиса на национальную криптовалюту.

El Petro — собственная криптовалюта Венесуэлы. Она поступила в продажу 20 февраля. Стоимость одной единицы El Petro приравнена к стоимости добываемой в стране нефти. По официальным сообщениям венесуэльской стороны, инвесторы захотели приобрести El Petro на $735 млн.

Каракас хотел бы использовать свою криптовалюту в торговле с Россией. Однако, как заявил в середине декабря журналистам замминистра финансов РФ Сергей Сторчак, хотя представители ЦБ и ФНС России знакомились с венесуэльской криптовалютой El Petro, но Россия и Венесуэла пока не планируют использовать ее во взаимной торговле.

«Опыт Венесуэлы с El Petro — это полное безумие, при этом этот эксперимент подрывает доверие в принципе к криптовалютам. Криптотехнологии не решат классические экономические проблемы. Такие проекты обречены на провал, пока государство с нормальной экономической и финансовой ситуацией не запустит криптовалюту. Но у успешных государств нет понимания, зачем вообще это делать», — комментирует гендиректор Vostok Александр Иванов.

По словам аналитика «Алор Брокер» Алексея Антонова,

без помощи международного сообщества ситуацию в Венесуэле исправить невозможно. Нефть формирует 95% стоимости экспортируемых государством товаров и услуг (для сравнения, в России — 54,5%), и в течение почти 10 лет объемы добычи нефти в Венесуэле падают. Так, сейчас здесь добывается в среднем 1,4 млн баррелей в день.

«Снижение объемов добычи Венесуэлой является не столько следствием исполнения условий соглашений в рамках ОПЕК, сколько следствием глубочайшего кризиса в нефтедобывающей отрасли страны. В социалистической Венесуэле отрасль монополизирована и принадлежит государственной PDVSA. Компания является одной из крупнейших в мире, но при этом еще и одной из самых закредитованных. Так, из $8 млрд долга Венесуэлы перед Россией на начало этого года $6 млрд составлял именно долг PDVSA», — говорит эксперт.

При этом для того, чтобы экономика Венесуэлы, зависимая от экспорта нефти, начала восстанавливаться, сначала необходимо восстановить добывающую отрасль, и сделать это без иностранных инвестиций невозможно.

По словам Романа Блинова, руководителя аналитического департамента «Международного финансового центра», у Венесуэлы нет шансов выйти из нынешней ситуации самостоятельно.

(https://www.gazeta.ru/bus…)

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *